Предлагаем Вашему вниманию публикацию «Российской Газеты» под заголовком «Служба не по дружбе» с интервью прокурора отдела управления Генпрокуратуры России в УрФО Виталия Зонова.

Декларационная кампания для чиновников способствует профилактике коррупции

Текст: Елена Миляева (Екатеринбург)

Новшества в антикоррупционном законодательстве год от года повышают планку требований к государственным и муниципальным служащим, отмечают эксперты. Об особенностях нынешней декларационной кампании для чиновников рассказал прокурор отдела по надзору за исполнением федерального законодательства управления Генеральной прокуратуры РФ в УрФО Виталий Зонов.

Фото: Татьяна Андреева /РГ


Виталий Владимирович, декларационная кампания для муниципальных и государственных служащих подходит к концу. У нее есть существенные отличия от прошлогодней?

Виталий Зонов: Говорить об итогах пока рано, проверка представленных должностными лицами сведений продолжается. Кроме того, у служащих есть время для уточнения ранее внесенных данных - это требуется, когда в процессе проверки обнаружилась арифметическая ошибка либо сам чиновник вспомнил, что не указал какие-то сведения о себе. Раньше на внесение корректив давалось три месяца, теперь срок сокращен до одного. Нечасто, но бывает, что служащие пользуются этим правом.

Как проводится проверка достоверности данных?

Виталий Зонов: Для этого у прокуратуры налажено взаимодействие с целым рядом структур: от налоговой службы мы получаем сведения о полученных чиновниками доходах, от Федеральной регистрационной службы - о принадлежащих им объектах недвижимости, от ГИБДД - о транспортных средствах. Начиная проверку какого-либо органа, смотрим не только документы о доходах, но и анализируем нормативно-правовое регулирование деятельности, локальные правовые акты, связанные с прохождением службы, документы о конкурсах и аттестации.

Часто ли выявляются нарушения?

Виталий Зонов: Достаточно часто. Хотя назвать точно долю дефектных деклараций сложно. Ведь их проверяет не только прокуратура, но и внутриведомственый контроль - специальные подразделения по профилактике коррупционных и иных правонарушений, созданные во всех госструктурах. В целом по УрФО в прошлом году органы прокуратуры выявили более 7000 нарушений законов о государственной и муниципальной службе. Большинство из них как раз и связано с предоставлением недостоверных сведений.

Что грозит чиновнику за подобные нарушения?

Виталий Зонов: За предоставление недостоверных сведений - дисциплинарная ответственность вплоть до увольнения. Но в каждом конкретном случае необходимо разбираться. Например, служащий имеет в собственности квартиру и сдает ее в аренду, но доход не декларирует. Очевидно, что это умышленное действие. А вот неточно указанная площадь жилого помещения может оказаться банальной ошибкой. Внимательно надо рассматривать и вопросы владения акциями. Это разрешено при условии, что не повлечет за собой ситуации, именуемой "конфликтом интересов". Например, у некоего сотрудника Россельхознадзора есть акции Газпрома. Фактически в отношении этой компании чиновник никаких надзорных функций не осуществляет и не может обеспечить ей преференции. Следовательно, конфликта интересов нет и ущемлять права в части владения ценными бумагами нельзя.

Ну а если у сотрудника госоргана обнаружились ценные бумаги предприятия, связанного с ним по роду его деятельности?

Виталий Зонов: Как раз это запрещено. Другой пример. Руководитель одного из муниципалитетов Югры имел акции компании, добывающей полезные ископаемые на территории этого МО. То есть фактически чиновник имел возможность предпринимать какие-то действия в интересах акционерного общества. И в данном случае по требованию прокуроров и решению суда нарушения были устранены, акции чиновника переданы в доверительное управление.

По данным полиции, в одной только Свердловской области в прошлом году выявлено 691 преступление коррупционной направленности. Используются ли материалы прокурорских проверок деклараций для расследования коррупционных дел, или это не пересекающиеся процессы?

Виталий Зонов: В некотором смысле это параллельные процессы. Предоставление деклараций - прежде всего существенный профилактический фактор, призванный не допустить возможности коррупционных правонарушений. Весь объем законодательных установок должен работать в совокупности, только в этом случае профилактика будет действенной.

Публикация деклараций - это еще и механизм общественного контроля деятельности чиновников. А кто анализирует соответствие их доходов расходам?

Виталий Зонов: Это общая задача. Прокуратура тоже вовлечена в процесс. Закон, регулирующий вопросы, связанные с предоставлением сведений о расходах, действует в РФ с 2013 года, но недавно он претерпел изменения. Раньше служащий был обязан декларировать расходы, если сумма по одной сделке превышала общий доход супругов за последние три года. То есть сделал одну дорогую покупку - задекларируй. При этом оставалась возможность дробить сделки на меньшие суммы, скрывая истинные расходы. Теперь же в декларацию нужно включать все расходы, если общая сумма сделок за отчетный период превышает доход за три года. Кроме того, в 2015 году изменилась форма декларации о доходах: раньше справка о расходах была самостоятельной, сейчас стала составной частью общего многостраничного документа. То есть скрыть или исказить данные стало намного сложнее, все несоответствия видны сразу.

Нередко по опубликованным декларациям видно, как невероятно талантливы и удачливы в бизнесе бывают жены чиновников. Доходы супруги-бизнесвумен порой значительно превышают зарплату ее мужа-министра. Для прокуратуры это не повод насторожиться?

Виталий Зонов: Мы оцениваем не таланты и способности, а соблюдение законодательных норм. Размещение сведений на официальных сайтах - действенный механизм общественного контроля. Если от гражданина поступает обращение, что какие-то сведения в опубликованной декларации недостоверны, мы их проверяем. Но на домыслах и умозрительных предположениях не основываемся.

Замечу, что госслужащие и так во многом ограничены в правах: например, им запрещено участвовать в органах управления хозяйствующими субъектами, ограничены их права по владению ценными бумагами, по трудоустройству после завершения службы.

А часто ли нарушается норма, касающаяся последующего трудоустройства?

Виталий Зонов: Статья 12 Федерального закона о противодействии коррупции гласит: при приеме на работу бывшего госслужащего новый работодатель должен уведомить об этом предыдущего в течение 10 дней. Сам соискатель также обязан предоставлять такие сведения и получать от бывшего руководства согласие на трудоустройство, если он планирует работать в организации, в отношении которой ранее выполнял функции госуправления: проводил контрольные мероприятия, мог решать вопросы в пользу этой организации в силу своих служебных обязанностей. Для чего это делается? Чтобы разграничить публичные и частные интересы. Чтобы служащие не использовали госслужбу в качестве своеобразного трамплина для дальнейшей карьеры.

Например, на Ямале в прошлом году был случай, когда представитель службы судебных приставов сначала исполнял судебные решения в отношении некоего общества, а потом устроился туда на работу, не уведомив бывшего работодателя. По представлению прокурора сотрудник был уволен.

В отношении работодателей, нарушающих эту норму, применяются меры административного воздействия, предусмотренные статьей 19.29 КоАП РФ, - штраф от 20 до 50 тысяч рублей для должностных лиц и от 100 до 500 тысяч - для юридических. В прошлом году было наказано 482 правонарушителя. В сравнении с предшествующими годами фиксируется рост, что связано в основном с увеличением до шести лет срока давности при привлечении к ответственности. Кстати, это максимальный срок давности, определенный КоАП РФ.


Опубликовано в РГ (Экономика УРФО) N6651 от 16 апреля 2015 г.